Часть третья

Разбор наследия Кастанеды

Стратегические цели магических групп

Зачем магические группы существовали? Мотивация древних магов до эпохи конкисты по-человечески понятна: обретение могущества и власти. Причем не только по отношению к простому люду, но и внутри собственного цеха. Древние маги воевали между собой, меряясь пиписками, и это было не так весело, как я об этом говорю. Сражения заканчивались смертью одного из противников. Здесь все более-менее понятно. А как быть с магами и группами эпохи после конкисты? Пережив катастрофу, древние маги изменили свои стратегические цели, перестав воевать между собой, стали маскировались внутри общества, никак себя не проявляя. Все оказалось очень просто – получать и передавать знания следующим поколениям, обогащая то, что им досталось от предшественников.

Сразу возникла проблема мотивации адептов, потому что добровольцев никто не принимал в славные магические ряды. Для привлечения новых адептов применяли сложную систему сталкерских уловок. Вот, некто жил обычной жизнью, а через год, попав в сети хитроумных сталкеров, обнаруживал себя изменившимся человеком, обретшим некое качество своей личности, ранее недоступное. Дон Хуан рассказал Кастанеде собственную историю, как попал в рабство к богатому землевладельцу и чуть не умер от побоев и издевательств управляющего усадьбой. Его спасли маги и сразу приступили к подготовке, незаметно для Хуана, вовлекая его в сложные сталкерские «разработки».

Через пару лет, проделав свой внутренний путь изменений, он вернулся в ту же усадьбу, но уже другим человеком. То, что в прошлый раз воспринималось им как несправедливость судьбы и приносило страдания, теперь было внутренним вызовом, экзаменом на зрелось. Он приготовил собственный план, заманил в ловушку тирана-управляющего, где тот получил травму и погиб. Это не было местью в обычном нашем понимании, всего лишь этап сталкерской подготовки. Однако общество менялось. Все меньше оставалось истинный тиранов, способных нанести вред магу, а когда нет достойных противников, то уровень подготовки начинает существенно снижаться. Я думаю, обрыв линии Хуана-Кастанеды произошел не только по причине того, что Кастанеда не соответствовал Правилам, но и потому, что произошел кризис стратегической мотивации. Примерно так, как это произошло перед падением Византии. На войну с турками никто не пришел: ни простой люд, ни элита.

Что нам оставили видящие, используя Кастанеду, как окно в свою реальность?

Очень много! Во-первых, ясное понимание того, что существует скрытая от нас реальность, которую можно и нужно изучать. Просто так билет в эту реальность не выдают, нужно потрудиться. Во-вторых, Кастанеда описал два способа достижения такого положения точки сборки, которое позволяло воспринимать магическую реальность: движение под контролем лидера и снови́дение. Я почти ничего не говорил о втором способе, хотя он как-то более понятен, чем произвольное смещение ТС самим магом. Снови́дение – это обретение контроля над своим сновидением. Кастанеда описал последовательные инструкции, как этого достичь. Мне не хватило ни сосредоточенности, ни самодисциплины, чтобы настойчиво продвинуться в этом направлении, но, оказалось потом, что это не было нужно. В нашей работе в группе все оказалось и проще, и сложнее, чем то, как об этом говорил Кастанеда. Хотя я еще долго застревал на кастанедовских категориях, не замечая, что мы ушли далеко вперед. Конечно, детали будут позже.

В-третьих, совершенно изумительную, точную, глубокую систему психологической подготовки адептов. Бриллиантом в этой системе был перепросмотр. Особая техника работы с прошлым, которая приводила к глубочайшим изменениям в личности человека. Их система глубинного анализа мотивов поступков всех людей привела меня позже к созданию концепции абстрактных ядер мотивации и их взаимодействия между собой.

В-четвертых, «дар Орла» — систематизированная информация видящих об особом способе существования людей, движения их коконов во время жизни и после смерти. Поначалу она мне казалась чем-то фантастичным, даже гротескным, на уровне древних мифов. Однако оказалось позже, что все увиденное древними видящими имеет место быть в реальности.

В-пятых, видящими были открыты нити и коконы людей, состоящих из нитей, а также сферы внутри кокона.

Последнее и самое главное: опыт и знания магов древности и линии Хуана-Кастанеды явились для нас своеобразным ориентиром, пунктиром на карте, куда и как двигаться, поэтому наше движение началось стремительно. Если для создания группы и подготовки магов Кастанеды и дона Хуана тратились годы, даже десятилетия, то мы проскочили этот этап в сжатые сроки – в течение года.

Дальше я расскажу, в чем конкретно просчитались видящие линии магов Кастанеды. Это будет как методологическая часть, так и вполне концептуальная и даже по отдельным феноменам.

Методологические ограничения видящих

Начнем с самого главного: видящие не вышли за рамки наблюдательной науки. Это выглядит так. Представим себе вымышленную ситуацию. Левенгук, открывший одноклеточные организмы, поначалу встретился со скептицизмом по отношению к своему открытию. Допустим, о его открытии забыли на 100 лет, а потом нашелся еще кто-то, сделавший снова тоже самое и увидел в окуляр некие мелкие сущности, забавно передвигающиеся в поле зрения. Этот некто просто ходил бы и показывал всем любопытным эти забавные сущности. Примерно так поступали видящие. Однако это и понятно. Какое образование имел простой крестьянин дон Хуан? Никакое. Что он знал о научном методе и систематичном исследовании, эмпирической и теоретической классификации? Ничего. Хотя Кастанеда приводит объяснения магов, переданного ему доном Хуаном, но на поверку это объяснение ничего не объясняло. Видящие делали систематические стратегические ошибки, приводящие их к странным концепциям, к коим можно отнести «Тональ и Нагваль» — я до сих пор не могу сопоставить никакой ряд наших феноменов или какой-то опыт с этой концепцией. Одна из фундаментальных ошибок – это суждение, что Мир – это энергия, а материя – это особая форма проявления энергии. Не стоит сравнивать это понимание с физической картиной ОТО, где есть известная формула E=mc2.

Другими словами, видящие не смогли интерпретировать увиденное, отсюда и ошибочные суждения, и обилие «объясняющей» продукции. Приведу пример из нашего опыта. Когда мы поняли, что приказами можно изменить восприятие, сделав определенную «настройку», то я попросил моих одногруппников рассмотреть, что происходит в ядре атома какого-нибудь вещества. После завершения сеанса мне сказали следующее: «там какой-то суп кипит и мелькают голубые вспышки». Я-то знаю, почему они увидели то, что увидели, а видящие дона Хуана или древние видящие никак не смогли бы понять эту картину. Из этого ви́дения маги сделали неверное заключение, что материя – это энергия. Конечно же, мои одногруппники увидели кварк-глюонную плазму в ядре атома, а мелькание голубых вспышек – это пролет электронов.

Ошибки, просчеты и пробелы в знаниях магов линии Хуана-Кастанеды

Первое и наиболее существенное – маги не исследовали структуру и характер взаимоотношения тела и кокона. Если бы они это сделали, то увидели бы, что кроме тела внутри кокона есть дубль тела. Хотя Кастанеда описывает неких «дублей», но все так запутанно и непонятно, что эта путаница долго мешала мне понять реальное состояние и взаимодействие составляющих частей человека. Ошибки целеполагания привели к тому, что видящие видели только часть картины, ошибочно считая ее целостной. Точка сборки – это пучок нитей, на самом деле, а не «точка». Есть достаточно точный образ – оптоволоконные световоды, и если собрать их вместе, то в торце они будут светиться яркой точкой, по сравнению с которой сами световоды будут тусклыми.

Эта ошибка привела к тому, что древние видящие и их последователи не могли настраивать восприятие настолько точно, чтобы рассмотреть мельчайшие детали, что удавалось нам. Принципиальное отличие в том, что видящие давали неточные команды, увлекаясь движением и фиксацией точки. На самом же деле, при точной настройке восприятия важна не фиксация, а «распушение» пучка нитей, в результате чего бо́льшее количество нитей кокона «подключались» на момент изменения восприятия. От этого картина становилась точнее и подробнее. Приказом можно было изменить масштаб, проникнуть внутрь объекта и так далее. Нити, образующие пучок, на срезе которого ярко сияет точка, это нити-посредники между нитями кокона и телом человека. Сейчас мы понимаем, что «точка сборки» — это частный случай пучка нитей. Действительно, наше повседневное восприятие обеспечивается ограниченным количеством нитей кокона, поэтому нити-посредники собираются в пучок, обеспечивая контакт с нитями кокона, отвечающими за восприятие нашего предметного мира. Теперь я уже был в роли видящего, рассматривая момент изменения восприятия моих одногруппников. Вот тогда я и увидел, как точка распадается на отдельные нити. Таким образом, фактически, якобы точку сборки сдвигать не нужно, достаточно «распустить» пучок нитей.

Наверно, неочевидный момент, на который никто не обратил внимание, а для нас это стало важным, что линия исчерпала себя задолго до появления Кастанеды. Имеется в виду вот что: читая книги, я обратил внимание, что ни Кастанеда, ни дон Хуан ничего не внесли своего, чего-то оригинального, нового. Дон Хуан восхищался своим наставником и наставником своего наставника, но я не увидел ничего от самого дона Хуана. Типа того, а, вот, я придумал, сделал, нашел что-то, то, что не делали мои наставники. У Кастанеды были какие-то мелкие находки, частности, когда он осваивал техники или приемы, которые ему давал дон Хуан или маги из старшей группы. Единственное существенное изменение стратегии и интерпретации произошло только в эпоху конкисты.

 На закуску

Для объективности. Мне до сих пор непонятны некоторые вещи в продукции Кастанеды. Прежде всего, это работа магов с их телами. Например, наставник дона Хуана мог мгновенно менять внешность, то старея, то молодея. Далее, странные какие-то переносы в теле. То есть, вот ты здесь, а потом переносишься в другое место. Прямо телепортация какая-то, говоря научным языком. И последнее – полное исчезновение, переход в другую какаю-то форму существования – «огонь изнутри», как говорили маги Кастанеде. Ничего подобного не было нам доступно и недоступно сейчас, поэтому я не могу достоверно утверждать, что такие вещи существуют на самом деле: ведь мы же за научный подход, а значит, за независимую повторяемость результатов.

В общем, перед тем, как шагнуть за пределы Кастанеды, я могу сказать о своем личном постулате, который я применил к его наследию, бритва Гончарова (ироничная аллюзия на бритву Оккама, не, ну, так-то, где Оккам, а где я?), так сказать: умный человек понимает главное, а мудрый — необходимое!

Часть четвертая. Что и как увидели наши ви́дящие?