Часть седьмая

Начало войны, боевые действия

Отряд не заметил потери бойца

Я долго размышлял, как передать весь напряг того времени? Нашу полную растерянность и неспособность достойно ответить в самом начале боевых действий. Решил, что мне нужно просто поверить на слово, потому что, если я буду все подробно рассказывать так, как сделал это в моей диссертации, мы просто утонем в деталях и потеряем интерес к изложению. Суть событий будет понятна позже. Первый этап – консолидация группы, подготовка и первые потери — растянулся по времени на полтора года. Это очень объемный материал, поэтому буду давать выжимку, только итоги.

Итак, для меня и моих коллег все началось в 2010 году. В январе я нашел женского лидера группы, но пока не знал об этом. Потом появились еще девушки, и мы начали понимать, что как-то все это странно и непонятно. Всем им нужна была психологическая помощь, что я и делал, одновременно открывая, что они очень способны в магическом манипулировании. Например, входили во сны других людей и там манипулировали. В своей работе я применял собственные техники, пригодные для удаленной помощи. Я-то жил в Китае, и между нами было расстояние, примерно в 6000 км. Оказалось потом, что техники для работы освобождали энергетический канал моих одногруппников и запускали процесс перепросмотра. Это привело к сиянию их коконов, особенно у лидера.

Представим себе такой образ, но сначала предыстория. В одном из крупных городов в лихие 90е один бандит использовал странный способ устранения конкурентов. Он взял охотничье ружье, сделал из него обрез, а потом в патрон вместо дроби натолкал витаминные драже. По своей убойной силе драже не уступало дроби. Все конкуренты погибли, и имели признаки насильственной смерти, но экспертиза не находила поражающих элементов и, если бы драже не было вокруг трупов, никто бы не догадался о способе убийства. Примерно так и в моем образе. Я видел себя в компании с моими одногруппниками: мы идем по улице, смеемся, радуемся, общаемся. Вдруг, одна девушка из компании падает замертво, но признаков насилия не видно. Мы в замешательстве: только что все было хорошо, а потом – бах и странная смерть. Это были суициды, укусы больных собак с невозможностью получить врачебную помощь после них, смерть в больнице от истощения, отек мозга после серии судорог. Эти потери продолжались вплоть до июня 2011 года, когда наши оппоненты не явились перед нами в открытую. Одного из наших новичков попытались отравить.

С помощью полиции мы нашли этого человека, а потом, как за ниточку вытащили и весь клубок. Следователь стал нашим одногруппником и был один из немногих мужчин в группе, помогая разыскивать других нападающих. При обыске у женщины, которая накормила отравленным тортом нашего новичка, нашли фотографии людей, которых мы позже назовем черными. Их мотивация была убийственная. Они не останавливались ни перед чем. Не удавалось убить магическими способами – применяли яд или большие дозы медикаментов. Так, торт они накачали галоперидолом, а перед отравлением пытались довести нашу одногруппницу до суицида, но мы успели ее спасти, не понимая, что это было еще одно боевое действие из серии нападений на нас.

Все тайное всегда становится явным ну, да, шила в мешке не утаишь

Первая черная группа не очень сильно шифровалась. Ее члены показывали себя краткими моментами, появляясь перед нашими одногруппниками. Конечно, это мы выяснили позже, когда нашли фотографии (не сильно наши оппоненты праздновали дона Хуана с его стиранием личной истории, подозреваю, что и не читали Кастанеду вообще). Другие группы, а их кроме первой было еще две, заранее готовили места для укрытий, шифровали уходы от семей и родственников, обрывали все контакты и исчезали. Две наших девочки стали жертвами насилия одной из таких групп, куда входили мужчины-садисты. В дом, где их насиловали и пытали, пришла женщина и визгливым голосом кричала на мужчин, что они занимаются херней — развлекаются, а нужно искать ту, которая «светится». Так мы поняли, что черные охотятся не только на лидеров, но и видят тех, коконы которых светятся. Все черные скептически ухмылялись, когда мои девчонки говорили, что их лидер находится далеко от них. Они [черные] были уверены, что я не смогу защитить моих одногруппников и упивались своим могуществом. Те мужчины, которые насиловали наших девчонок, были абсолютно убеждены, что спешить им некуда, девчонки запуганы и приведут их к лидеру без всяких проблем. Все это происходило практически одновременно. Когда мы гонялись за первой группой, в другом городе, за тысячи километров, девчонки страдали от насилия.

Разгром

Увидев первые фотографии и поняв все, что с нами происходило за последние полтора года, я испытал жуткую агрессию, а потом ударил. Так-то я пацифист, но, когда подло, скрытно, из-за угла убили моих друзей, все мои убеждения рухнули. Я хотел убийцам смерти. Здесь нужно немного отвлечься, потому что я не говорил об этом ранее. Если магам кастанедовской линии нужно было делать выход, чтобы изменить восприятие, то мне это было не нужно. У меня открылись как бы две сцены. На одной из них я оставался обычным человеком и мог визуализировать картинки, вспоминая прошлый опыт или что-то конструируя. На второй сцене я был видящий. Закрыв глаза и сосредоточившись, я мог увидеть тела моих одногруппников, их энергетические потоки и препятствия движению энергии. Вот на такой сцене я и ударил. Все черные двух групп погибли. В том числе и лидер первой группы. Он умер в больнице от кишечного кровотечения. Я видел его образ в момент удара. Он валялся под стенкой, а из-под него вытекала лужа. Его одногруппники погибли по-разному, в основном от кровоизлияний в мозг. В числе погибших была сильная видящая, которая и нашла светящийся кокон нашего женского лидера. Потом их лидер подошел на улице к нашему лидеру и дотронулся. Так устанавливался контакт для нападений. После этого контакта нашему лидеру стало очень плохо, и она попала в больницу. К этому моменту мы уже знали, что на нас охотятся, поэтому наш лидер отказывалась от всяких неурочных уколов или еды в палату, а их ей предлагали – черные отчаянно стремились «добить» ее, видя, что магическим способом не справляются с ней.

Раз гром, два гром

Самое крупное сражение разыгралось в ноябре 2011 года. Третья группа, которая нам противостояла, базировалась в другом городе и в поселках около него. Нужно еще сказать, что самую первую группу готовили в каком-то американском центре йоги. Третья группа маскировалась под эзотерические чтения. Собирали большую аудиторию, а потом отбирали способных. Эта группа была самой многочисленной. У черных были планы расширить влияние даже на столицу, отправив туда родственника лидера группы. Сначала наши девчонки заметили слежку – вокруг них постоянно вертелись несколько машин, опасно маневрируя рядом, пытаясь столкнуть в кювет или привести к смертельной аварии. Однажды это им все-таки удалось. Погибла в аварии наша девочка-новичок, когда ее перевозили после больницы к месту сосредоточения нашей группы. Потом было дикое нападение на дом, где жила группа: разбили окна, фонари на улице и учинили погром во дворе.

Наш полицейский сбился с ног, разыскивая черных третьей группы. Алгоритм, сработавший на первой группе, тут не работал. Первую группу мы ловили по больницам, выходя на точку их базирования. Поступали так: я наносил удар, а полицейский читал сводки по больницам. Так мы нашли лидера первой группы, но он жил отдельно, а потом и одного из одногруппников – в больнице в пригороде. Наша делегация во главе с полицейским шла к нему в больницу и по пути встретила другую маг-даму. После этого найти место базирования было вопросом техники. Допрос почти ничего не дал. Мы все знали и так, кроме одного: зачем? Все оказалось предельно простым. Нас уничтожали, как сильных конкурентов. Они искренне считали, что мы будем мешать их черному промыслу – убийствам одиноких людей, чтобы завладеть их недвижимостью. Второй и третьей группе мы мешали достижению могущества и власти.

В общем, мы раскрутили эту детективную историю, найдя мать женского лидера третьей группы в больнице. Когда наши шли к ней, то повстречали женского лидера черной группы, которая тоже шла к матери в больницу. В конечном итоге, третья группа перестала существовать, мы даже не успели их допросить, потому что они забаррикадировались в квартире и никуда не выходили, пока все и не погибли.

На самом деле, допрос уже не был нужен. Почти все видел и знал либо я, либо мои одногруппники. Оказалось, наш полицейский допустил тактическую ошибку, читая сводки происшествий по городу, тогда как основная часть группы базировалась в деревне. Там все и происходило. Эти «гении» магической войны банально воровали предметы, с которыми мои девчонки контактировали: туфли, майки, бижутерию. Дальше они камлали с ними, нанося вред. А вред был нешуточный. Мои одногруппники становились неадекватными и совершали дикие поступки.

Так, четверо девчонок поссорились с женским лидером нашей группы, подорвались и приехали в город, где как раз и жил основной костяк третьей группы. Там наших быстро вычислили. Одну девочку убили, погрузив в серию судорог, а трех остальных захватили и вывезли на какую-то заброшенную стройку, избивая и калеча. У меня сердце было не на месте. Я все чувствовал. Лег, закрыл глаза, сосредоточился и увидел, что наших стерегут 3 человека, пока остальные поехали за лидерами. Конечно, я сразу же сторожей и ударил (при этом я их видел во второй своей внутренней сцене и смог потом описать, а наши описания совпали). Двое из них умерли на месте, третья еще пыталась куда-то убежать, испугавшись, но это же бесполезное занятие. Она тоже погибла. Девчонки потом рассказывали, что их конвоиры упали и захрипели. Если энергия наших одногруппников могла гнуть кочергу, то уж разорвать сосуд в мозге – это проще простого.

На этом я не остановился. Поскольку мои девушки видели почти всех, кроме лидеров, то через них я осуществил интервенцию: раздул лица всех нападавших, надеясь потом найти их в больницах. Мне не нужны были прикосновения для установления контакта или предметы жертв нападений. Мне нужен образ, который мои девчонки давали. Так я уничтожил и насильников из второй группы вместе с их визгливой дамой. Потом я пошел еще дальше. Предполагая, что их кто-то учил, то, двигаясь по нитям из их пупков, я уничтожил и их наставников, и всех, входивших в группу, но которых никто не видел. Мне тогда казалось, что мы выкосили всех черных, и нас больше никто не потревожит своими нападениями. Увы, я ошибался. Жестоко? Возможно. Однако, раз по Плану убийство на расстоянии было допустимо, значит, мы все сделали верно.

Итоги с вишенкой на торте

Итак, мы разгромили в реальности три группы черных магов, которых кто-то обучал. Раскапывать этот факт у нас не было никаких ресурсов, поэтому я просто уничтожил всех черных наставников. Нам казалось, что мы теперь можем все, и нам палец в рот не клади. Тем не менее, мы могли действовать только в узких заданных рамках коридора. На простых людей, не обладавших магическими способностями, мы не могли воздействовать, да у нас и целей таких не было. Получалось, что кто-то как бы срежессировал нашу войну с черными с неясными пока целями, строго очертив поле битвы и границы нашего воздействия. Нас убивали, и мы тоже могли убить, но только врагов. Зато мы теперь знали, что маги могут нападать на других людей, нанося им существенный вред, но от этих нападений можно защититься.

Часть восьмая. Продолжение войны другими методами