Часть восьмая

Продолжение войны другими методами

Вид яиц сбоку

В прошлой части я рассказал, как мы воевали с черными магами. У нас были реальные потери, но и врагов полегло немало, можно сказать, в разы больше. Мы-то хоронили своих девчонок, а хоронить черных просто было некому. Обезображенные трупы лежали в моргах, но за ними никто не приходил, потому что они исчезли для своих родственников, тщательно подчистив свои следы. Все это рассказал нам наш одногруппник – полицейский, который помогал нам распутывать детективные клубки в нашей обычной реальности. Нам, так сказать, магическое, ему – полицейское. При ликвидации последней группы он пострадал: его выследили и избили, в результате чего наш Пинкертон попал в больницу.

Черные оппоненты владели техниками, о которых мы ничего не знали, например, войти дублем в тело человека и навредить его здоровью. Они знали магические ритуалы с предметами, с которыми жертва имела тесный контакт. И это работало! Если честно, я в эти техники даже не пытался влезть, но моя способность видеть, не выходя в магическое пространство, сыграла с этими горе магами плохую шутку. Раз мои девчонки имели связь со своими предметами, значит, через девчонок я выходил на тех, кто осуществлял ритуалы над предметами, вредя нам. Когда мои одногруппники обнаружили пропажи, я тут же провел сеанс показательной порки. И я действительно видел этих «злых волшебников», колдовавших над предметами, а потом бил их своей энергией. Преследователи превращались в жертв. Первый вывод, который уже можно было сделать тогда, и мы этим воспользовались, что непосредственный контакт с предметом, имеющим отношение к другому человеку, «привязывает» его для контакта в магической сфере. Поскольку я жил далеко от группы, то отправил одногруппникам свои предметы, с которыми я тесно контактировал. Когда они их получили, то мы смогли резко прибавить в результативности: приказом я притянул к себе дубли всей группы. Этот способ выхода мы потом использовали в своих атаках. Сначала я собирал группу у себя, а потом направлял на поиски нападавших.

Казалось, уничтожив группы черных, мы можем перевести дух и жить дальше. Однако это оказалось не так. На группу продолжали нападать. Моим одногруппникам плохо: резко скачут температура и давление, боль, потеря сознания. Кто-то падал в момент потери сознания и ломал конечности. Это было ужасно. Я придумал экзотические способы защиты от дублей – заземление. Кстати, это было не единственное оружие против дублей и всякой магической нечисти. Заземление действительно, работало, но не будешь же сидеть сутками, связанный проводом с батареей отопления. Нас вынуждали все чаще и чаще выходить, чтобы осматривать все тела на предмет вторжений. Находив дубли, я их уничтожал. Оказалось потом, что на нас ополчились все черные группы всей Земли, словно их спустили с цепи, только они нападали в магическом пространстве, находясь физически от нас на далеком расстоянии. Период этих нападений частично перекрывался с периодом нападений трех групп, за которыми мы гонялись. Все такие нападения людей закончились почти сразу после ликвидации третьей группы. Интересно, когда мне стали доступны знания чуть побольше тех скудных крох, что я имел в 2011 году, то выяснилось, что черные в новейшей истории убили около 200 тысяч людей. Вот какая незаметная война шла на Земле, но о ней никто не знал. Ну, а у нас дальше вообще стало происходить чёрти что.

Черти и что

Нет, конечно, никаких таких чертей мы не видели. Мы видели, что на тела одногруппников стали нападать какие-то странные сущности: серебристые шары, иголки, какие-то булавки с яркими шляпками, псевдобиологические объекты. Все это ставило нас в тупик, но рассуждать-то некогда. Мы выходим, воюем, потом приходит умная мысль – проследить, откуда эти сущности появляются? Эта мысль логично вытекала из того, что прекратить нападение дублями людей можно тогда, когда уничтожишь тело. Направиться к нападавшим помогал мой простой приказ. Этим приказом я отправлял дубль одногруппника к источнику нападавших. Каково же было наше удивление, когда мы обнаруживали, что эти сущности имели свои планеты. Я понимаю, что, уничтожив источник, я оборву нападение. Например, «заброс» одногруппника привел в море, заполненное серебристыми шарами. Явно было видно, что это внеземные миры. Там были другие звезды, с иными спектрами и размерами. Честно, я тогда не задумывался: как это – уничтожить планету? Понимание придет нааамного позже, а тогда я просто рвал на куски эти планеты, осматривая результаты в моем поле ви́дения. И это работало, но ненадолго. На смену уничтоженным приходили какие-то новые сущности, и их разнообразие казалось бесконечным. Все они сыпались, как из рога изобилия.

За этими ежедневными заботами и военными действиями мы не замечали главного, что постепенно исследовали далекие миры и магическое пространство. Выход из экзотической процедуры превратился в рутину. Стоило мне сформулировать приказ, как мои одногруппники оказывались в том месте, куда я их направлял. Мы активно «обживали» скрытую реальность, делая ее более понятной нам.

Рога у изобилия

Я вспоминаю самый тяжелый первый год войны: со средины 2011 до средины 2012 года. Читая свои записи того периода, я вижу кричащее отчаяние. Зачем? Почему? Мы тогда ничего не понимали, метались, как звери в клетке, получая ощутимые удары и пинки. И это не фигура речи. Нам наносили реальные повреждения, одногруппники продолжали погибать. Я тоже страдал периодически от какой-нибудь боли, пока девчонки не приходили ко мне и не уничтожали нападавших. Это был реальный ужас. Не было такого дня, чтобы мы не воевали. Одни нападавшие сменялись другими. Появились какие-то странные расы, полулюдей – полузверей и странные магические сущности. Мы понимали, что магические сущности тоже живые, хотя и не имели физических тел, как мы. Зато они жили в магическом пространстве как в своем родном, коим оно и было для них, конечно.

Первое время я пытался найти хоть какую-нибудь систему в этих нападениях и нападающих. Тщетно. Со стороны все это кажется бредом или небылицей — выдумкой, но для нас все было реально. Мы искали тех, кто все затеял, кто направлял эту свору разных сущностей на нас? Я додумался даже искать их в нашем прошлом. Нашли способ, как это сделать, увидели много чего, но понимания это не принесло. Убедились только в том, что вокруг нас всех уже тогда, в далеком моем или недалеком моих одногруппников прошлом, возле нас была различная возня.

Какая-то раса, похожая на людей, находилась дублями в момент рождении девчонок рядом с ними, связывая нитями меня и их. Стало понятно, почему я легко мог изменять состояние одногруппника, но не мог этого делать с другими людьми. Получается, что нас готовили задолго до начала активных боевых действий. Раскопали даже причину моих давних детских переживаний, когда мне было всего-то — 4 года от роду. Я лежал на крыше деревянного грузовичка и смотрел в небо. Это все происходило в детском саду на прогулке. Я запомнил этот момент, потому что испытал странное мистическое чувство, а какое-то облако просто висело надо мной. Девчонки выяснили, что рядом со мной находились дубли странной расы – золотистокожих. Много позже я понял, что они сделали. Они скопировали мой кокон в зеркальном отражении. Этот кокон был основой появления моего дубля. Такого же, как я, с той лишь разницей, что сердце у него справа. Дубль сыграл очень важную роль в нашей войне. Он появлялся в критичные моменты и помогал справиться с нападающими, а еще учил нас: всю мою группу, включая меня. От него я узнал, как работать с телом, чтобы снять зажимы, препятствующих движению энергии. Как очищать тело от нападающих и энергетической грязи. Да много чего.

Нечто похожее нашему обучению происходило и у черных. Кто-то из них рассказал нам, что их обучали во сне какие-то люди-мыши, у которых телосложение было как у людей, а вместо лиц мордочки летучих мышей. Жутковато немного. Таким образом, стало понятно, что готовили к войне не только нас, но и черных, а потом мы постоянно получали подтверждение этой догадке. Возникал вопрос: кто этот кукловод, способный создать странную мотивацию не только у групп людей, но и всех других живых существ антропоморфных и не очень? Ответ на этот вопрос сложился у меня уже много позже, когда мы покинули поле боя, вышли из активных нападений и наших атак. Нас обучали! Это стало понятно тогда, когда мы взобрались на вершину своих магических и прочих достижений. Мы не смогли бы пройти этот путь, не получая чувствительных ударов, подстегивавших нас. Этот факт стал понятен не только по этой причине, но еще и потому, что мы не только воевали, но и строили, применяя полученные знания. Да-да, строили, и это была и есть самая захватывающая страница нашей жизни.

Вперед батарея, вперед батальон

Огонь, огонь, агония… Здесь важно заметить еще, что наши боевые действия требовали от нас полного напряжения не только физических, но и интеллектуальных сил. Усложнялись нападающие, росло не только их количество, но и качество. Хотя у нас появились помощники и союзники, о которых позже, но это не решало проблему. Мы были в постоянном тренинге и напряжении. Я усложнял тактику, одногруппники оттачивали навыки уничтожения и боевую слаженность. Росло не только количество воюющих на нашей стороне, но и качество. Из тех абстрактов, которые нападали на нас в самом начале войны (иголки, булавки, шары), я строил оружие. И оно было невероятно эффективно. Оказалось, что нападения, которые шли с их участием, вынуждали нас изучать свойства объектов, чтобы мы смогли их уничтожить. Так, выяснилось, что иголки – это не просто странные объекты магического мира, но и конструктивные единицы, из которых можно построить специальные поля, генерирующие энергетических сущностей, которые уничтожали все и всех подчистую. Вершиной нашего искусства уничтожения стали Машины Войны. Это поистине грандиозные сооружения Вселенского масштаба. Благодаря им мы косили нападающих, как косой. Мы даже не знали, кого конкретно мы уничтожали, потому что ни за темпом, ни за масштабами уследить было просто невозможно. И снова, этот аспект Войны также был частью Плана, который откроется нами позже во всей своей красоте и грандиозности.

Итоги

За годы активных боевых действий с июня 2011 по сентябрь 2013 мы увидели фантастическое разнообразие нападавших на нас всяческих сущностей, в том числе и людей. Людей, кстати, была мизерная часть, по сравнению со всеми остальными. Вся эта эпическая картина была частью Плана, в разворачивании которого мы участвовали. План готовил всех участников, и нам казалось, что ему было неважно, кто на какой стороне воюет. Тем не менее, позже мы убедились, что все-таки важно, но в самом начале Войны мы об этом не знали. Слезы от потерь, дикие переживания, недосып, голод, кровь, блевотина, испражнения, ожоги, выносы мозга – это все то, через что мы прошли. В конечном итоге, до начала 2014 года вся группа погибла. Остались только мы с женским лидером и еще 2 участника событий: девочка-подросток и мужчина. Но это был не конец, а только начало!

Я хотел бы заметить, что война для нас не была пустым звуком. Сначала это были реальные люди, которые хотели и убивали моих одногруппниц. Затем нападения перешли в плоскость магического мира, но от этого они не стали менее разрушительными. Прервать нападение всякой магической живности можно было тогда, когда находились их источники – планеты, где они синтезировались. Мной были исписаны куча страниц дневников, в которых я пытался найти хоть какую-то систематичность. Все тщетно. Единственное, что я заметил – некую цикличность, повторяемость нападавших, словно мы вращаемся на какой-то большой карусели. Логика развития боевых действий привела нас к вселенским масштабам боестолкновений, когда, имея даже самое разрушительное оружие, быстро справиться с очагами нападений штабу не всегда получалось.

Здесь нужно подчеркнуть, что у группы и королевства, как может показаться, были поистине бесконечные возможности. На самом деле, перефразируя известную фразу: у нас были широкие возможности в узких кругах. Мы творили чудеса, но только с членами группы – исцеляя их или отправляя в далекие путешествия для исследования нового мира. Мы все подчинялись законам, утвержденными свыше. Например, курьеры, отправленные мною в штаб, сообщают, что колонисты сетуют – не все из их буйной фантазии воплощается – есть какие-то границы, которые мы нащупывали.

Сейчас война отгремела, но все равно она нас не отпускает: на меня и мою коллегу продолжают нападать. Мы испытываем дискомфорт и боль, но нас защищают маги королевства, и мы постоянно чувствуем их присутствие.

Часть девятая. Строить — не ломать